February 4th, 2009

У моря

Власть имени

Довольно часто встречаю в ЖЖ выпады по поводу имени и того, как людям приятно/не приятно, чтобы их называли. Обычно в таких спорах один говорит "меня все друзья называют так", "это имя для меня больше значит, чем то, что записано в паспорте", "это имя со мною лучше сочетается, согласуется, соотносится" и так далее. Оппонент утверждает "я имею право называть человека, как хочу, иначе моя свобода ограничивается", "человек себе имя не выбирает - его дают родители", "единственное имя у человека - паспортное, а все остальное - пустой выпендреж". Дальше одни тыкают други в тараканов другого, брызгают слюной, выносят друг друга из френдов. У меня позиция простая - я стараюсь обращаться к человеку так, как он мне представился. Интересно другое.
Дело в том, что именно в этих спорах выплывает интересная штука. Как бы ни хотелось одной из сторон в это верить, но имя - это не просто сочетание звуков и даже не сочетание звуков по неким правилам.
1. Имя - это часть идентичности человека. Когда у людей спрашивают вдруг "кто ты?", многие первым делом называют нечто, выполняющее функцию имени собственного. Мы можем проснуться, услышав наше имя. Переключить внимание во время разговора, если нас кто-то окликнул. Многих напрягает, когда их имя коверкают. Близнецы злятся, когда их путают по имени.
2. Как и у любой идентичности, в нем есть некий социальный компонент. В том числе выражающийся в принятии или непринятии его некоей социальной группой. Поэтому имя задает определенный культурный контекст. Это легко заметно по тому, как различаются имена в разных странах. Когда мы слышим "Диего Большое Копыто"*, мы думаем об индейцах. Когда мы слышим "Дмитрий Николаевич Волобуев", мы думаем о русском, причем, скорее всего некоем солидном человеке или официальном контексте, поскольку упомянуто отчество. Когда мы слышим "Измеральда Дитя Тьмы"... Вот тут начинается самое интересное.
а. То, сколько контекстов мы можем уловить, зависит от нашего кругозора и наших аттитюдов к тем или иным культурам. Ну, например, кто-то, слыша имя Велеслав просто думает о славянине, чьи родители, возможно были большими оригиналами. Кто-то разбирается в корнях славянских имен и думает, что человек назван в честь Велеса со всеми вытекающими последствиями. Или, напротив, о том, что в нем слабо мужское начало (вел - мужественный, быстрый сильный, слав - бессильный, не имеющий возможности что-то переносить). Аттитюды проявляют себя ещё интереснее. Человек, имеющий представление о готах вне и внутри культуры, может иметь свое отношение. И считать, что Измеральда Дитя Тьмы из тех вампирофриков вечно в черном, а может, что это готокид, не имеющий не малейших представлений о труготах. А кто-то воспримет её как гота-родственную душу. И т.д. и т.п. В общем, то, как мы воспринимаем имя, во многом определяется характеристиками воспринимающего. При этом, чем ближе имя к общекультурной реальности, например, имя паспортное стандартное 1 шт, тем больше шансов, не навешать на него доп. аттитюдов и чуждых культурных контекстов.
б. Поскольку имя находится на стыке идентичности с социальным окружением - это то, как к нам обращаются, чем нас называют - имя дает стороннему человеку власть переключать контексты. Ну, например, некая Марья Ивановна, преподаватель средней школы, отправляется на готическую вечеринку, где её зовут Измеральда Дитя Тьмы или просто Изя. Она вся из себя при готическом мейкапе, в немного другом модусе поведения и вообще немного другой человек, чем в школе. И вдруг она слышит оклик: "Марья Ивановна!" и видит одного из своих учеников-старшеклассников в условно неформальном прикиде. Как может развиваться ситуация дальше? Им придется устанавливать контексты общения заново. Не важно, как они себя поведут. Скажет ли она: "Привет! Тут нет Марьи Ивановны, тут есть только Измеральда Дитя Тьмы". Сможет ли он общаться с ней в данном контексте или потащит за собой в другой: "Нет, вы Марья Ивановна, не смешите мои мартинсы!". Их жизнь вряд ли будет прежней.
Иногда случается так, что контексты обоих имен у именуемого и именующего не совпадают, например, из-за недостатка информации. Случай из жизни: Живет себе девушка Марина. В 18 лет выходит за муж и меняет фамилию. Живет с мужем 10 лет, а потом внезапно он уходит к другой. И так тяжело Марине, что после развода она меняет не только фамилию, но и имя и переезжает в другой город, чтобы начать совсем новую жизнь. Где ещё лет через пять встречает старую знакомую. Та к ней: "О! Маринка! Привет!". Ex-Маринка зажимается, ежится и говорит "Я теперь Лена". Но та упорно называет её Мариной, ведь что за блажь - менять имя при разводе. В итоге Лена полностью прерывает контакт с ex-знакомой.
В более простых случаях большинство людей знают все эти игры. Многие родители называют своих детей по имени и отчеству, когда хотят подчеркнуть их взрослость или дистанцированность от них. Я сама дразнила младшего брата именем, которым его называл ненавистный ему отец.
Такова власть имени. Каждый раз, называя человека каким-то определенным образом, мы задаем контекст общения, не обязательно, приятный ему и подходящий ситуации. Иногда даже напоминаем ему о событиях, о которых ему хотелось бы забыть. Или вытягиваем на свет божий субличность, которая изначально не намерена была проявляться. Чистая власть не столько над телом, сколько на душой. С этой точки зрения, я понимаю и тех, и других. Сама же стараюсь называть людей так, как им комфортно, чтобы я их называла. В конце концов, мне осложняют жизнь только сложно произносимые имена (но тут можно натренироваться) и необходимость переучиваться (это лечится временем). Сама я, кажется, откликаюсь на все былые имена и прозвища, кроме разве что Дины. Но напрягаюсь, когда человек, котрому я никогда не представлялась Татьяной, вдруг меня так называет. Особенно в кругу, где никто этого больше не делает.

*Все упоминающиеся в тексте имена придуманы автором на скорую руку. Действующие лица переименованы. Все совпадения с реальными людьми случайны.
promo ta september 3, 2017 14:03 Leave a comment
Buy for 50 tokens
Обнаружила, что моя запись про меня-психолога изрядно устарела. Пришло время обновить. И так на момент начала 2017 года меня все еще зовут Татьяна. И я занимаюсь индивидуальным психологическим консультированием и гештальт-терапией. То есть разговариваю с людьми один-на-один, чтобы вместе обсудить…