Татьяна (ta) wrote,
Татьяна
ta

Categories:

Про маску

Натолкнулась на логически стройный текст про то, как ношение предметов, закрывающих нижнюю половину лица, подавляет волю, достоинство и индивидуальность на примере мусульманских культур. Интересно было бы провести хорошо спланированный эксперимент про это. Но пока я сижу на самоизоляции, у меня из подопытных только я и эксперимент умственный. В этом формате гипотеза проверки не выдерживает. Все-таки у меня отношения с маской сильно определяет контекст.
Вспоминаю вузовские годы, начало двухтысячных. Я в маленькой группе сдаю досрочный экзамен пожилой преподавательнице в тесном закутке кафедры. С меня сопли льются рекой. И вот преподавательница скользит взглядом по нескольким студентам, останавливается на мне и выражение ее лица меняется. Я мгновенно считываю его как отвращение, а сама начинаю переживать растерянность и стыд. Довольно жестко преподавательница говорит: “Вот вы! – лекции были поточные и она по именам не знала всех. – Вы бы дома полежали или хоть маску надели!” Какую маску, я тогда даже не поняла. Маски тогда, кажется, еще марлевые были, и знала я про них из учебника по ОБЖ. Эта фраза про маску воспринималась как унижение со стороны преподавательницы или даже дискриминация по соплевому признаку. Но вообще, я тогда была не в состоянии долго переживать стыд, поэтому стала возмущаться: “Это же всего лишь простуда, а мне такой героически сдающей экзамен и маску!” – думала я.
Вспоминаю 2007 или 2008 год. Наниматель угрожает мне не выплатить деньги, если я не дочитаю заявленный курс лекций в срок. И по договору он мог. Я болею каким-то паршивым ОРВИ, которым за 3 дня уже заразила свою семью, молодого человека и пару друзей, с которыми пересекалась. Но встать в позу и сказать: “Я не пойду”, – я не решилась – деньги были нужны. Поэтому я сказала, что буду вести лекции только в маске. “Как это? Где это видано? Преподаватели так не делают?! – говорят мне в учебном отделе. – Вы встревожите студентов!” “Ну и отлично, – сказала я. – Разумные студенты и так будут встревожены, если преподаватель кашляет, как каторжник с рудников, и может быть не будут есть в аудитории и лишний раз помоют руки”. И вот веду я эту лекцию, физически мне паршиво, но зато я переживаю гордость, что хотя бы в маске не поступилась своей совестью. Маска тут символ заботы о других и даже борьбы против дурных правил системы.
Год 2010-2011. Еду навестить друга после его плановой операции в больницу. На входе говорят: “Наденьте маску, сейчас эпидемия гриппа”. Я беру маску из стопки, представляю, как ее брали куча людей до меня, и мне становится мерзко и страшно. Я даже думаю: “Может, нафиг этот визит к другу, он же не умирает там…”. А потом понимаю, что эпидемия гриппа есть безотносительно того, надену я маску или нет. А я целый день каталась в общественном транспорте. Надеваю маску и прохожу внутрь. Маска тут – тревожащая напоминалка быть поаккуратнее и позаботливее о себе.
Где-то тогда же я принимаю экзамен у студентов по предмету, который преподавала не я. Передо мной сидит девочка в маске. Я спрашиваю, болеет ли она и напоминаю о том, что если она болеет и это мешает ей отвечать, она может пропустить экзамен и сдать его после выздоровления. Я интуитивно слегка отстраняюсь от нее. Мои мысли блуждают вокруг того, что надо бы в перерыве помыть руки и умыться. Отвечает она, мягко говоря, не очень, но что-то в движениях и мимике меня тревожит. Мне все больше кажется, что она слегка морщится на некоторых фразах и что-то не то. Это не очень корректно, но я спрашиваю: “Что у вас с лицом?”. Она опускает маску на подбородок, снова морщится и я вижу огромный синяк, расплывающийся всеми цветами радуги по челюсти. Я даже не знала, что там может быть синяк и что он может быть такого размера. Я узнаю, что её бьет отец, но ей не стыдно. Это он потребовал ее надеть маску, чтобы в вузе никто не заметил. Я была в шоке и ужасно разозлилась на этого незнакомого мне мужчину. Совсем другая маска – настораживающая, заставляющая быть внимательной и к себе, и к другому, создающая повод для коммуникации с моей стороны и, вероятно, запугивающая и унижающая достоинство для нее.
Начало февраля 2020, первая половина. Я три раза в неделю бываю в больнице, где, говорят, что в отделение прокрался H1N1. Это тот самый свиной, который изрядно всех попугал в 2008-2009. Там тоже просят надевать маски и обработать руки антисептиком. В отделении вне палаты я в маске и никак к этому не отношусь. Я довольно много с 2010 побывала в больницах и маска-это просто маска. Своих онко-клиентов и клиентов-хроников, про кого знаю, я предупредила о рисках. Кто-то взял перерыв, кто-то продолжил очно, кто-то онлайн. И вот я еду на конференцию с пачкой масок в сумке, чтобы хватило на рабочий день. Натягиваю маску в холле. А я там одна такая. И кажется, что кто-то косится. Переживание неуместности растет как на дрожжах. Маска вдруг признак исключительности, причем какой-то нехорошей исключительности. Я стыдливо выбрасываю ее, обернув в пакет. Вроде как все хорошо потом, но несколько дней воспоминание об этом вызывает жгучий стыд, что поддалась дурацкому эмоциональному эффекту и рискнула чужим здоровьем и своими этическими принципами. Переживаю, что поддалась общей тенденции пренебрегать здоровьем.
Во всех случаях маски одинаковые. Назначение их – тоже. Но чувства, мысли и действия – разные. Различие тут в моем восприятии ситуации, в отношениях с теми, кто в маске, а кто нет, и в чувствах на фоне всего этого возникающих. Недавно израильская коллега написала, что если бы жила в России, то тоже бы протестовала против масок. Оно понятно. Восприятие указаний носить маски в общественных местах здесь сильно задается контекстом отношений с властью, каждого конкретного человека и, в целом, общественных настроений. Это делает эмоции возмущения и раздражения более доступными, чем переживания страха за свое здоровье и здоровье близких, уместности/не уместности, радости что можно делать хоть что-то, предчувствия вины. Даже про физический дискомфорт от ношения масок уже мало, кто говорит. Теперь это политический вопрос из области гордости, сопровождающей восстановление достоинства. Мы здесь сконструировали такую социальную реальность, в которой сложно принимать решение надевать маску или не надевать с холодной головой и спокойным сердцем. Но ведь медицинская маска – это просто медицинская маска. “Медицинское изделие, закрывающее рот и нос носителя c помощью фильтра, который защищает от вдыхания аэрозолей с вирусами и бактериями, а также крупных капель с ними”. По крайней мере так утверждает Википедия.

Originally published at ДраКошкины записи. You can comment here or there.

Tags: #яостаюсьдома, феноменология обыденной жизни
Subscribe to Telegram channel ta
Subscribe
promo ta september 3, 2017 14:03 Leave a comment
Buy for 50 tokens
Обнаружила, что моя запись про меня-психолога изрядно устарела. Пришло время обновить. И так на момент начала 2017 года меня все еще зовут Татьяна. И я занимаюсь индивидуальным психологическим консультированием и гештальт-терапией. То есть разговариваю с людьми один-на-один, чтобы вместе обсудить…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments